The New York Times: Ситуация со смертями от коронавируса в Эквадоре является одной из худших в мире

The New York TimesЭпидемия Covid-19 в Эквадоре может быть много хуже, чем ее представляют официальные лица. Об этом говорится в анализе данных о смертности, проведенном «The New York Times» и опубликованном вчера на веб-сайте издания. Согласно этому докладу, цифры свидетельствуют о том, что южноамериканская страна столкнулась с одним из худших проявлений коронавирусной инфекции в мире. В докладе говорится, что пандемия уже оставила в Эквадоре, по крайней мере, в 15 раз больше мертвых, чем гласят официальные цифры, сообщаемые правительством.

Эти цифры являются ужасным показателем того вреда, который вирус может нанести развивающимся странам, где он может быстро подавить систему здравоохранения и даже способность правительства отслеживать, сколько людей пострадало от инфекции. Ошеломляющее количество людей умерло в Эквадоре с 1 марта по 15 апреля— примерно на 7 600 больше, чем в среднем за тот же период в последние годы, согласно анализу «The New York Times» официальных данных о регистрации смертей. Это увеличение контрастирует с числом смертей, которые правительство официально приписывает Covid-19: к 24 апреля 576 человек.

Данные о смертности в разгар пандемии не точны и могут измениться. Дополнительные смерти, не содержащиеся в официальных сводках, включают те, которые явно были вызваны Covid-19, а также смерти от других причин, в том числе в тех случаях, когда люди не смогли получить медицинскую помощь, потому что все больницы переполнены зараженными коронавирусом пациентами. Тем не менее, эти данные указывают на огромный рост внезапных смертей. В течение первых двух недель апреля, когда число больных достигло пика, число людей, умерших в Эквадоре, было в три раза больше обычного – необычайное увеличение, превышающее то, что наблюдалось в аналогичных ситуациях в Испании и Великобритании.

Загнанное в угол правительство Эквадора, которое также имеет дело с тяжелейшим экономическим кризисом за последние десятилетия, признало в начале вспышки, что официальные цифры заражения и смертности даже не приближены к реальности. «Мы знаем, что как по количеству заражений, так и по количеству смертей официальные данные остаются заниженными», - заявил президент Ленин Морено в послании стране 2 апреля. Реальность всегда превосходит число сделанных тестов и скорость, с которой оказывается помощь медицинскими службами.

В Гуаякиле в течение первых двух недель апреля смертность увеличилась в 8 раз по сравнению с обычными цифрами, что указывает на гораздо большее процентное увеличение, чем в Нью-Йорке, где смертность выросла в 4 раза за последние недели. В течение нескольких недель после того, как был выявлен первый случай, больницы Гуаякиля были переполнены, а похоронные службы парализовало из-за спроса, в результате чего тела мертвых просто складывались на улицах, а семьи хоронили своих близких в картонных гробах.

Хотя эти картины с лежащими на улицах Гуаякиля телами умерших потрясли Латинскую Америку и весь мир, истинная картина кризиса долгое время оставалась скрыта, из-за ограниченной способности эквадорского правительства определить, у кого действительно был вирус, что усугубляется глобальной нехваткой тестов и других материалов, заявила Синтия Витери, мэр этого города. «Мы никогда не узнаем реальных цифр, потому что нет тестов», - отметила Витери. Чтобы справиться со стремительным ростом числа умерших в Гуаякиле, которые должны были быть вывезены и захоронены, правительство создало целевую группу в начале апреля. На пике кризиса команда собрала и разрешила захоронение в 5 раз больше тел, чем обычно хоронят в любой день в городе.

Волна смертей еще более тревожна, потому что ее невозможно объяснить. Нет очевидной причины, по которой Эквадор пострадал больше, чем другие страны: его население относительно молодо и большинство людей живут в сельских районах, оба эти фактора должны бы снизить риск заражения и смерти, пояснила Дженни Гарсия, демограф, изучающий Латинскую Америку в Национальном Институте исследований демографии во Франции.

Медицинские работники в Гуаякиле и местные жители, потерявшие своих близких, наперебой говорят об отчаянии, которое наполнило город во время пика пандемии, когда вирус быстро распространился по обычно шумному, портовому городу, с населением в 3 млн человек, с непонятной скоростью, особенно сильно поразив роскошные закрытые жилые комплексы Самборондона и городок рабочего класса Фебрес Кордеро. В городской больнице Теодоро Мальдонадо Карбо врач, который не захотел называть своего имени, описал, по его словам, сцены из фильма ужасов: «Трупы лежали в колясках, на каталках, на полу в зоне скорой помощи, и запах был такой, что персонал отказывался входить в эту зону». Несколько его коллег, врачей из той же больницы, заболели и ждали в больничных колясках, пока их пациенты умрут, чтобы получить возможность использовать аппарат ИВЛ.

Увеличение смертности вызвало хаос и гнев за пределами больниц и моргов, поскольку скорбящие семьи изо всех сил пытались найти и забрать для похорон тела своих родственников или получить свидетельства о смерти. В самых бедных кварталах города некоторые жители говорят, что им пришлось ждать до 6 дней в жару 32 градусов Цельсия, пока похоронные команды заберут тела их умерших родственников и соседей.

Дарио Фигероа, уличный торговец, рассказал, что он оделся в самодельный защитный костюм из мешков для мусора и провел около 12 часов в поисках тела своей матери в переполненном морге больницы общего профиля Гуасмо Сур в Гуаякиле в конце марта. По его словам, сотни разлагающихся трупов были сложены там, как мешки с картошкой. «Запах был невыносимым, морг переполнен, как и коридоры, которые очень длинные. Зал ожидания также был заполнен телами», - добавил он. Фигероа говорит, что в конце концов он похоронил свою мать, через пять дней после ее смерти от респираторной недостаточности. Она умерла по прибытии в больницу, не успев пройти тестирование.

Социальная изоляция, объявленная правительством в середине марта, похоже, окупается, поскольку официальные показатели заражения стабилизировались. Несмотря на передышку, президент Морено заявил, что страна переживает один из самых трудных моментов за свою 200-летнюю историю, поскольку экономические издержки пандемии усугубляются падением экспортных доходов, разрывом основного нефтепровода и массовыми выплатами по внешнему долгу. Теперь он сталкивается с трудным решением, разрываясь между тем, чтобы как можно дальше оставить экономику парализованной, или рисковать новой вспышкой коронавируса.

Под давлением бизнес-групп, президент Морено заявил на этой неделе, что рассматривает возможность ослабления изоляции и возвращения к деятельности ряда отраслей. Новость была встречена с тревогой в Гуаякиле, где многие жители разрываются между желанием вернуться на работу и страхом вновь пережить хаос последних недель. «Пандемия еще не закончилась», - считает Джина Мендоса, медик из Гуаякиля, которая лишь недавно выздоровела от коронавируса. «Мы боимся того, что может случиться», - добавила она.

The New York Times: Ситуация со смертями от коронавируса в Эквадоре является одной из худших в мире

Рубрика тематического архива:

ЭКВАДОР СЕГОДНЯ


~ КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ~

  • Partisan
    "Сухой закон поможет контролировать подпольные вечеринки" или приведет к их росту, как ... Читать далее
     
  • Partisan
    протестуй не протестуй, все равно получишь .... )))) денег то нет. ситуация конечно ... Читать далее
     
  • Прохожий
    "...мы начали видеть свет в конце туннеля..." - напомнило старый анекдот: - Мы уже ... Читать далее

Новости из России

© 2009-2019 Эквадор сегодня™ | Ribbek news agency | Ecuador-Quito