47 % работающих детей в Эквадоре подвергаются риску

47 % работающих детей в Эквадоре подвергаются рискуПочти 5 из каждых 10 детей, которые работают в Эквадоре, вынуждены противостоять ситуациям, связанным с риском. Это, прежде всего, касается химических производств и сельскохозяйственного сектора. Большинство работающих детей за свой труд не получает вознаграждение.

В провинции Котопакси два часа дня. Начинается непрерывный поток детей, которые поднимаются из-за горы как муравьишки, невзирая на легкий дождь, который идет в районе горы Сумбауа. Даже не зайдя в дом, большая часть детей берет в руки первую попавшуюся ветку и начинают пасти овец. В форме, с рюкзаками на плечах они гоняют животных туда-сюда, словно играют. Но это не игра.

Кито находится на высоте 2 800 метров над уровнем моря, и футболисты из других стран часто жалуются на трудности игры на такой высоте. Дома этих малышей находятся на высоте 3 600 метров над уровнем моря, а им приходиться забираться еще выше «на гору», чтобы помочь обработать участки своих семей, и ни один не жалуется. Это второй день, когда идет дождь и это большое событие для всех в этом церковном приходе провинции Котопакси, потому что когда идет дождь, наступает время сеять.

В Сумбауа дети начинают работать на земле с малолетства. Здесь в шесть лет ребенок уже считается большим, а в 14 он практически взрослый. Начинается все как помощь семье, но потом, хотя работа является бесплатной, она занимает полный рабочий день, в течение которого дети сталкиваются с палящим солнцем, холодом, дождем, большим количеством дыма и пыли, и – химикатами, используемыми в сельском хозяйстве.

Последнее исследование ситуации с детским трудом в стране, которое проводили сотрудники Национального института статистики и цензов (INEC) и Unicef, показывает, что в 2013 году (самая последняя информация), в Эквадоре работали 2,6 % детей в возрасте от 5 до 14 лет. Но, кроме того, почти 5 из каждых 10 таких малышей выполняют сложную и подчас опасную работу. Большинство этих опасностей сводится к двум: работа с химическими продуктами, а также холод и интенсивная жара. Хотя среди них также находятся огонь, шум, тяжести... Работающие дети возраста начальной школы концентрируются, как правило (86 %), в сельской местности. 91 % детей, работающих в сельских районах, утверждают, что не получают за это никакой платы. И, кроме того, в провинции Котопакси 76 % работающих детей сталкиваются с какой-то опасностью.

Мария Берта проживает в одном из селений на горе Сумбауа, называемом Янатуро. Ей 34 года и у нее 5 детей, старшему из которых 12 лет, а самому младшему – год. Ее муж уехал в Кито, где работает каменщиком, но навещает их, как только может. Однако, только иногда он может помочь деньгами своей семье. Практически весь картофель, ячмень, бобы и лук, которые выращивают женщина и ее дети, идет на их пропитание. Их дом не более 20 кв.метров, немного мебели. Мария Берта худенькая, низенькая, но на ее лице сияет улыбка, которой никто не может ее лишить. Вот уже несколько лет, говорит молодая мать, земля уже не является такой плодородной, как раньше. Чтобы вырастить урожай, приходиться обильно удобрять землю химикатами: стимуляторами роста и против вредителей.

В Янатуро, когда дует ветер, он обжигает, как иголки. Ее дети должны помогать ей, потому что одной ей не справиться с посевом, обработкой земли, сбором урожая и продажей какой-то его части, чтобы купить чего-нибудь для дома или школы.

Существуют два типа химикатов: с красным штампом, считающиеся наиболее ядовитыми, согласно международным стандартам, и с зеленым штампом, менее ядовитые, хотя и менее эффективные для сельскохозяйственных работ. Власти убеждают крестьян использовать вторые, чтобы предотвратить больший вред здоровью тех, кто используют их, но Мария Берта, как и все в ее селении, не знает, какой тип химикатов продается в местном магазинчике.

По данным Приходского собрания, в церковном приходе Сумбауа насчитывается немногим более 13 900 жителей и более 90 % заняты сельским хозяйством. Марко Вега – вице-президент местного Комитета здравоохранения. Он прожил там 36 лет и также земледелец. Факт, что существует риск для детей, признается он. Например, после внесения химиката, матери часто кладут на эту же землю своих маленьких детей, пока они обрабатывают землю тяжелой мотыгой. Никогда никто не использует ни масок, ни очков. И местные дети с раннего возраста имеют контакт со всем этим. Они там пашут, сеют, собирают. Иногда там же играют.

Кроме того – клубы пыли, которые взметает ветер, и тот факт, что многие крестьяне продолжают сжигать траву, потому что кто-то им сказал, что это помогает улучшить плодородность почвы. И это реальность, которую не скрыть. Фабиан Агвалонго, глава местного медицинского учреждения, сообщил, что основные заболевания в церковном приходе – кожные, такие, как дерматиты и микозы, а также дыхательные инфекции. Врач уверен, что дерматиты у местных жителей имеют непосредственное отношение к использованию химических удобрений в сельском хозяйстве. Дети Марии Берта показали часто чешутся и имеют раздражения на коже. Но она никогда не водила их к врачу по этому поводу: у них в селении нет привычки часто обращаться к врачу, объяснила женщина.

Пейзажи Сумбауа словно взяты с картины. Чтобы добраться сюда, нужно преодолеть дорожный серпантин от кантона Пухули, в окружении с каждой стороны гор и скал. Нужно проследовать мимо старинных родовых поместий Тигуа, полных масок и картин. Путешествие длится почти час в легковом автомобиле и остается всего 10 минут до озера Килотоа. 10 лет назад улицы церковного прихода были из земли, сегодня почти все вымощены. В центре есть рынок, где продается продовольствие и изделия кустарных промыслов, которые предлагаются немногочисленным туристам. В верхней части прихода находятся отдаленные селения, где часто можно встретить работающих на полях детей.

Сумбауа отражает реальность детского труда и является ярким примером того что происходит в других провинциях, упомянутых в докладе INEC и Unicef: Чимборасо, Боливар, Эль Оро, Имбабура, Каньяр, Карчи.

И все же ситуация улучшилась, по сравнению с тем, что было 10 лет назад, например, в части доступности образования. По данным INEC и Unicef, в 2013 году едва ли 0,5 % детей работают и не учатся, в то время как в 2001 году их было 3,9 %. Далекая от статистики, Мария Берта сияет бесконечной улыбкой. У нее есть надежда: что урожай будет хорошим и хватит на еду и чтобы продавать что-то на рынке. Ее предпоследний ребенок, 6 лет, счастливо бежит к горизонту, играя в «сбор урожая» с овцами. Сегодня на обед у него и у всей семьи ячменный суп – есть еда, есть жизнь.

Согласно исследованию INEC и Unicef, детский труд чаще всего используется в южной части центральных Анд. На провинции Котопакси, Боливар и Чимборасо приходится около 20 % работающих лиц младше 15 лет. Кроме того, хотя провинция Гуаяс является эквадорской провинцией с самым большим числом работающих детей (13 % от общенационального числа), на Котопакси, Чимборасо и Асуай приходится в совокупности 30 %. В нескольких публикациях, Министерство экономического и социального развития отметило сокращение доли детского труда в стране за последние годы. INEC это подтверждает. Согласно его числам, в 2001 году 11,4 % детей работали, в 2007 году 8 %, а в 2013 году уже едва ли 2,6 %.

Рубрика тематического архива:

ЭКВАДОР СЕГОДНЯ


~ КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ~

  • Partisan
    "Сухой закон поможет контролировать подпольные вечеринки" или приведет к их росту, как ... Читать далее
     
  • Partisan
    протестуй не протестуй, все равно получишь .... )))) денег то нет. ситуация конечно ... Читать далее
     
  • Прохожий
    "...мы начали видеть свет в конце туннеля..." - напомнило старый анекдот: - Мы уже ... Читать далее

Новости из России

© 2009-2019 Эквадор сегодня™ | Ribbek news agency | Ecuador-Quito