ЧАСТЬ 4-я. Священники, казненные фашистами за помощь партизанам

За связи с партизанами десятки священнослужителей были расстреляны или сожжены фашистами, среди них священники Николай Пыжевич, Александр Новик, Павел Щерба, Павел Сосновский, Назоревский и многие другие.

Настоятель Покровской церкви в селе Хоростово Пинской области (Полесье) Иоанн Лойко принародно благословил трех своих сыновей, Владимира, Георгия и Александра, идти в партизаны. Примеру сыновей священника последовали тогда многие. В феврале 1943 года Хоростово было окружено карателями. Партизанское командование решило вместе с мирным населением уйти без боя. Отец Иоанн остался с теми, кто не смог уйти. Это были в основном больные, немощные и те, кто не хотел оставлять родные хаты. Вместе с отцом Иоанном остались матушка Ольга, их дочь Вера, а еще жена старшего сына с тремя малолетними детьми.

Накануне великого православного праздника Сретения Господня отец Иоанн стал испытывать необъяснимую тревогу. Он долго молился. После полуночи он поднял родных и сказал, чтобы собирались в храм. Когда они пришли к церкви — там уже были люди. Они молились. В шесть часов утра отец Иоанн начал Божественную литургию. В деревне слышались выстрелы. Никто не знал, что их ждет. К середине службы фашисты стали сгонять в храм оставшихся жителей и никого оттуда не выпускали. Отец Иоанн, почувствовав недоброе, призвал земляков молиться и причащаться Святых Таин.

Фашисты силой вывели из храма несколько молодых девушек и женщин, которые позже были отправлены на принудительные работы в Германию. Отец Иоанн попробовал заступиться. Его ударили. Он обратился с просьбой к офицеру дать возможность окончить богослужение, но в ответ один из фашистов бросил его на царские врата, они открылись и священник упал перед Престолом.

Во время пения «Верую» прихожане услышали, как в двери храма забивают гвозди, а через окна увидели, как к погосту подвезли несколько саней, груженных соломой. Из показаний местных полицейских, принимавших участие в этой расправе и судимых военным трибуналом Белорусского военного округа после войны, стало известно, что из объятой пламенем церкви слышалось пение: «Тело Христово приимите, источника бессмертного вкусите..». Это пение оборвалось лишь когда рухнула прогоревшая кровля храма. Погибло 300 человек. После войны на месте трагедии был поставлен памятник сожженным в этом селе, где среди всех поименно названных жертв не было только одного имени – священника Иоанна Лойко.

Священник деревни Блячино Барановичской области Николай Хильтов постоянно помогал разведчикам партизанского отряда, действовавшего в той же области. При церковном доме он создал «дом отдыха», где поправляли свое здоровье раненые и больные партизаны. 6 апреля 1944 года за помощь партизанам он был арестован вместе с братом Георгием, тоже священником. Их замучили до смерти в концлагере Колдычево, причем вместе с женами.

Настоятель храма деревни Кобыльники Вилейской области Петр Бацян имел мужество помогать евреям. Был арестован гестапо. В минской тюрьме фашисты запрягали священника в плуг и пахали на нем тюремный огород. Вволю поиздевавшись над отцом Петром, гитлеровцы затравили его насмерть собаками.

Партизанский разведчик, настоятель Видонской церкви Мефодий Белов в 1943 году после выполнения разведывательного задания на станции Дно был схвачен немцами и после пыток расстрелян.

Настоятель церкви в Старом Селе Ровенской области Николай Пыжевич помогал раненым красноармейцам, распределяя их по домам верных ему людей, и даже распространял листовки. На него донесли и в сентябре 1943 года в Старое Село нагрянули каратели. Батюшка выскочил в окно и уже почти скрылся в лесу, но, оглянувшись, увидел, что его дом, где остались жена и пятеро дочерей, заколачивают досками и обкладывают соломой. «Я здесь, меня берите, Богом прошу, детушек невинных пожалейте..», - закричал священник, возвращаясь. Его сбили с ног и расстреляли на месте, а тело бросили в уже пылающий дом, где остались жена и дети отца Николая. Через некоторое время всех 500 жителей села за помощь партизанам заживо сожгли в храме.

Осенью 1943 года был расстрелян немцами священник Николай Михайловский, настоятель Свято-Воздвиженской церкви деревни Рогозино Брестской области за связь с партизанами. В этом же году гестаповцы расстреляли священника Малишевского в городе Слониме Барановичской области. За связь с партизанами был расстрелян священник Александр Новик с женой и детьми. По доносу за помощь партизанам сожжен священник Назоревский с дочерью.

За сотрудничество с партизанами был расстрелян священник деревни Лаша Виталий Боровский вместе со всей своей семьей. Его выдала соседка, жена помощника старосты, увидевшая в доме священника партизан. Но доносчица не избежала возмездия – партизаны ее расстреляли.

72-летний протоиерей Павел Сосновский выдавал партизанам справки о благонадежности. Во время облавы был арестован человек из партизанского отряда со справкой отца Павла, за что протоиерей был зверски замучен гестаповцами.

Среди священнослужителей, геройски проявивших себя в годы войны, есть те, чьи тихие подвиги до сих пор остаются безвестными. Хочется верить, что совместными трудами историков, краеведов, журналистов со временем удастся собрать и назвать имена всех служителей Церкви и мирян — тех, кто в тяжелейшие военные годы трудился для Победы.

Чтобы чистый свет этого подвига не погас в грядущих веках.

Героический патриотизм русского духовенства в Великую Отечественную войну-10

Героический патриотизм русского духовенства в Великую Отечественную войну-12

Героический патриотизм русского духовенства в Великую Отечественную войну-12

Героический патриотизм русского духовенства в Великую Отечественную войну-13

СЫН

Отец, услышь мое моление, быть может, я в последний раз
В молитве возношу прошение, в жестокий свой, предсмертный час.
Я смертной муки не боюсь, ведь я, Творец, к Тебе стремлюсь.
Всегда, идя со мною рядом, я по Твоим великим взглядам
В любви небесной возрастал и вот теперь, мой час настал.
За Слово истины высокой, не может враг никак понять,
Что мне не страшно умирать, пусть даже смертью и жестокой..

Года летят, летят стрелой, как быстро время пробегает
И мы, идя земным путем, следы кровавые встречаем.
Они все время там лежат, их толща времени не скроет,
Они о многом говорят, все воды мира их не смоют.
Быть может, каждого из нас страдания в мире так же ждут,
Но Тот, Кто нас однажды спас благословит земной наш путь.
Пусть будет горе, пусть мучения и испытания впереди,
Но мы идем в страну спасения в надежде, вере и любви.

Павел Шавловский

Рубрика тематического архива:
© 2009-2019 Эквадор сегодня™ | Ribbek news agency | Ecuador-Quito