Цивилизация майя - часть2

Индекс материала
Цивилизация майя
часть2
Все страницы
Искусство майя не может быть отделено от искусства Мезоамерики. Оно не родилось и не развивалось изолированно от внешнего мира. Майяское искусство - это часть мезоамериканской культуры, и как таковое оно выражает общие концепции, существовавшие в той же или иной форме у других народов.
Но искусство майя имеет свои характерные черты и легко отличимо от искусства остальных народов Мезоамерики.
Архитектура.
Основные принципы архитектуры майя проистекают из принципов устройства жилища крестьянина, которое существенно не изменилось за тысячи лет. Хижина возводится на низкой платформе, предохраняющей ее от затопления в сезон дождей; несколько ступеней ведут от поверхности земли к полу хижины. Пол может быть просто из утоптанной земли или покрыт штуком. Хижина обычно прямоугольна, но на Юкатане может быть эллипсовидной; она имеет одну дверь на переднем фасаде, у нее нет окон и отверстия в потолке. Стены - из столбов и веток, скрепленных лианами; они обмазаны глиной и часто побелены известью изнутри и снаружи. Крепкий каркас из стропил, жердей и слег и держит крышу из пальмовых листьев. Внутри помещения темно и тесно, но так как хижина сделана из естественных материалов, то вентилируется она достаточно хорошо. Крыша из пальмовых листьев или из травы хорошо пропускает воздух, но задерживает влагу.
Первые постройки майя, возведенные с ритуальными целями или как жилища жрецов и вождей, представляли собой простые хижины разных размеров, стоящие на платформах различной высоты и облицованные камнем и штуком. В поздний доклассический период они превратились в ступенчатые пирамиды в результате наложения одна на другую нескольких платформ. Пирамида “Е-VII” из Вашактуна, несмотря на богатое украшение из алебастровых масок, несла на себе храм, который был простой хижиной.
Позже, когда строители майя научились делать стены из камня, но еще не знали свода, они продолжали использовать пальмовые кровли, как это удалось установить при исследовании постройки “К-5” в Пьедрас-Неграс.
Пальмовая крыша была заменена каменной только с изобретением свода, который получил название ложной арки, или майяского свода. Подобные своды были известны некоторым народам Старого Света на несколько тысячелетий раньше (микенцам), другим - несколькими веками позже(кхмерам), чем майя. Майяский свод возводился посредством сближения стен, начиная с определенной высоты, при этом ряды камней накладывались один на другой так, чтобы каждый выступал над предыдущим, до тех пор пока в верхней части не оставалось небольшое отверстие, которое накрывалось плитой. Длительное время майя строили своды с помощью накладываемых одна на другую плит. Они надежно вмуровывались в стену, из которой выступала лишь их часть. Но со временем майя стали использовать более короткие плиты, затем слегка обработанные каменные блоки и в конце концов - достаточно небольшие тесанные камни.
Свод, построенный таким образом, походил изнутри на кровлю хижины. В поперечном разрезе он имел форму треугольника или трапеции. Но фантазия архитекторов майя привела их к изобретению таких вариантов кровли, как криволинейный свод, который в некоторых случаях почти приближается к романскому, свод в форме бутыли и др.
Майяский свод, неизвестный другим мезоамериканским народам, был, без сомнения, наиболее подходящим архитектурным решением, т.к. он прочнее, чем плоская земляная кровли на балках, к тому же дерево не может сохранятся долгое время во влажном тропическом климате и не выдерживает разрушительной деятельности термитов. Кроме того, большая высота внутреннего пространства и толщина кровле обеспечивали помещению достаточную прохладу.
Недостаток майяского свода состоял в том, что он позволял перекрывать только узкие пространства и не годился для больших помещений. Однако такие своды были возведены в могильном склепе “Храма Надписей” в Паленке и в поперечных коридорах, разделяющих центральное здание “Дворца правителя” и боковые пристройки в Ушмале.

Майя знали и применяли в большей или меньшей степени все скульптурные приемы: резьбу, барельеф и горельеф, круглый и моделированный объем. Для изготовления мелких предметов применяли обсидиан, кремень, нефрит и другие твердые или мелкозернистые камни, а также раковину и кость. В крупных скульптурах использовались главным образом известняк и иногда дерево. Их орудия изготовлялись из твердых пород камня; при их помощи резали, ваяли, сверлили; полирование достигалось посредством каменной пыли, песка и воды. Многие, если не все, скульптуры раскрашивались в различные цвета.
Скульптура могла украшать детали зданий (панели, притолоки, плиты, косяки, колонны, лестницы), могла быть элементом, функционально связанным с постройкой (алтари, святилища, троны), или являться частью таких архитектурных комплексов, как площади, платформы, храмы.
Скульптура, как и искусство в целом, должна была воплощать темы, способствующие упрочению существующей системы: жизнь божеств, создавших эту систему и следивших за ее правильным функционированием, и власть тех, кто считался представителями этих божеств на земле.
Боги - абстрактные существа изображались символически: в виде человека, животного, растения, а также геометрически, иероглифически или путем сочетания элементов разных форм. Одной из наиболее частых форм изображения была маска, в которой сливались черты человека и животного. Маски делали из камня, или чаще из штука. Они были частью орнаментации храмов и размещались в тех местах, где были наиболее заметны: на гребнях, фризах, углах фасадов, над входами. Но они встречаются и на алтарях, на основаниях стел, на надписях, а также украшают одежду и атрибуты изображенных лиц.
Если на монументе изображался лишь один человек, то обычно черты его лица были идеализированы и он всегда был пышно одет. Если же сцене участвовали несколько персонажей, то правитель располагался выше других; часто он стоял или восседал на ком-либо из подданных или пленников, а его поза демонстрировала превосходство.
Занимаясь восславлением правящего класса в целом, древние скульпторы обычно не стремились к индивидуализации правящих лиц. Что же касается простых людей, рабов и пленников, то скудость и простота их одежды, а также поза, приданная им скульптором, указывает на их низкое происхождение.
Живопись.
Живопись с ее богатством цветовой гаммы и возможностью изображать сцены с многочисленными участниками еще более, чем скульптура, позволяет нам увидеть жизнь народа майя. Она запечатлела сцены из жизни майя как бы в движении.
До сих пор не удалось определить точно, какую технику применяли майя для настенной живописи: фреска ли по слою еще влажной штукатурки или темпера по уже сухой поверхности. Возможно, что использовались оба эти метода. При анализе некоторых настенных росписей можно убедиться, что в начале какой-то светлой краской намечались контуры фигур и основные внутренние линии; затем накладывались различные цвета, каждый на определенном участке; обычно они покрывали внутренние линии, которые потом вновь прочерчивались разведенной черной краской, чтобы подчеркнуть дополнительные детали. Одни части тел закрашивались темнее, другие - светлее, но, видимо, различиями в тональности не стремились создать трехмерный эффект. Не заметно также попыток представить перспективу в тех сценах, которые имеют несколько планов. Интерес художника сосредоточен на линии, и действительно рисунок выявляет большое мастерство живописца.
Краски применялись растительного и минерального происхождения. Цвета охватывают широкую гамму: красный, желтый, зеленый, голубой и синий, фиолетовый, сепия, кофе, помимо белого и черного. Смешивание цветов и их большая или меньшая концентрация давали богатейшую палитру.
Очень немногие настенные росписи устояли перед непогодой и временем, и только некоторые из них удалось найти и скопировать. Вероятно, большинство храмов имели росписи с историческими, религиозными и орнаментальными мотивами.
Керамика.
Когда какой-либо народ переходит к земледелию, он начинает нуждаться в емкостях для варки растительных продуктов. Кроме того , земледельческий народ располагает свободным временем, которое он может использовать для изготовления полезных предметов. Формы сосудов функциональны и сходны во всех частях света, т.к. они отвечают одинаковым потребностям и изготовляются из того же материала; они включают прежде всего горшки, вазы, миски, тарелки, разнообразные по формам , пропорциям и размерам.
Обычно мастера майя использовали местную глину, но если ее не хватало- привозили из других районов. Чтобы уменьшить избыточную пластичность глины и избежать ее растрескивания при обжиге, добавлялись частицы обезжиривателя, которые могли быть минерального происхождения (песок, фрагменты вулканических пород, кварц, слюда), растительного (семена, волокна) или животного. Ремесленники майя не знали гончарного круга, известного в других культурах, хотя, вероятно, они использовали два блюда, соединенные выпуклыми донцами. При этом верхнее вращалось на нижнем, находившемся в перевернутом положении, - таким образом получался очень простой гончарный круг.
Изучение керамики во времени выявляет логическое развитие от самых простых форм и элементарных декоративных приемов раннего доклассического периода до наибольшего разнообразия в рисунках, отделке и орнаментальных мотивах позднего классического периода. На протяжении доклассического периода (1500г. до н.э.-150г. н.э.) обычные формы таковы: шаровидные горшки с шейкой или без нее, простые или на трех ножках; миски с отогнутыми наружу стенками; глубокие тарелки с отогнутыми стенками или венчиком, обращенным наружу. Изделия покрыты слоем ангоба, полученного из той же разведенной глины, они одноцветны, - серые, кремовые, черные, оранжевые, красные. В протоклассическое время (150-300гг.) появляются такие усложненные формы, как четырехногие тарелки с подставками в виде женской груди и с двуцветной раскраской, с простыми геометрическими мотивами(меандры) или стилизованными изображениями животных.
В течение раннего классического периода (300-600гг.) керамика подверглась сильному теотиуканскому влиянию. Оно выразилось в появлении цилиндрических треногих кубков и ваз с плоскими подставками, часто снабженных круглой крышкой. Очень характерен для этого периода такой элемент, как утолщение стенок сосудов в их нижней части в виде выступа. Орнамент может быть гравирован или нарисован перед обжигом или после него; предпочтение отдавалось красному и черному цветам по оранжевому, использовались также кремовый, кофе, бежевый, розовый, серый и зеленый цвета.
Поздний классический период характеризуется в керамике, как и в других художественных формах, необычайным техническим и стилистическим разнообразием. Среди главных форм сосудов присутствуют следующие: миска с ручками, кувшины, тарелки без поддона или на трех ножках; блюда с вертикальными, отогнутыми или сужающимися стенками; цилиндрические кубки с высокими стенками, слегка выгнутыми, яйцевидной формы, с подставкой; жаровни или урны с пышной моделированной орнаментацией. К цветам добавились следующие: пурпурный, синий, желтый, бледно-розовый.
Первая фаза постклассического периода (1000-1250гг.н.э.) отмечена влияниями, привнесенными на Юкатан захватчиками- тольтеками. Появляется несколько видов керамики, очень распространенной в ту эпоху: так называемая тонкая ”Х” и “свинцовая” или с металлическим отливом. Формы оранжевой керамики - это в основном высокий цилиндрический кубок с поддоном, грушевидный бокал на трех ножках или на поддоне; трехногие тарелки, блюда и горшки. Наиболее общие формы ”свинцовой” керамики - чаши и блюда на трех ножках и сосуды в виде животных.
Гончарные изделия последнего этапа постклассического периода демонстрируют технический и стилистический упадок, тольтекское влияние и возвращение к некоторым традиционным формам посуды майя. Помимо некоторых классических форм (тарелка, блюдо или бокал без подставки или на трех ножках) и других, относящихся к периоду тольтекского влияния( чаша или грушевидный бокал, цилиндрический или яйцеобразный), основные формы следующие: высокие цилиндрические или шаровидные кубки с высоким поддоном, глубокие миски и высокие кружки с ручками; сосуды с ручками в виде фигурок животных, курильницы, цилиндрические или шаровидные на высоком колоколовидном основании, в форме песочных часов. Орнамент может быть одноцветным (черный по сероватой или белесой глине с нанесением точек или вертикальных полос), но наиболее часто встречавшейся техникой была аппликация из глиняных полос со следами пальцев или вдавливаний от концов трубочек, а также небольших дисков, шариков или конусов. Изображенные мотивы - в основном божества, как майяские, так и мексиканские. Паста грубая, крупнозернистая, плохого обжига; поверхность мало или плохо лощенная, стиль фигур реалистичен, хотя их исполнение часто грубое и никогда не достигает того совершенства, которое известно, например, по сосудам с налепными украшениями позднего классического периода.

Помимо сообщений хронистов о присутствии музыкантов в церемониях и на празднествах и указания инструментов, на которых они играли, ученые находят в рисунках реальное подтверждение этой информации. Археологи обнаружили многие из инструментов, хотя, естественно, не хватает тех, которые были сделаны из непрочных материалов.
Среди ударных инструментов можно назвать тункуль, горизонтальный барабан из полого дерева; был еще один барабан, паш, который нигде не описан; известен также большой вертикальный барабан, майяское название которого не сохранилось. Были также глиняные тамбурины шарообразной или цилиндрической формы, маленькие или средних размеров, простые или сдвоенные, переносные или устанавливавшиеся на земле.
У всех этих барабанов или тамбуринов мембрана изготавливалась из кожи обезьяны. Как погремушки использовались большие тыквы, к которым приделывалась деревянная ручка или пустые глиняные фигурки, внутрь которых насыпались мелкие семена, глиняные шарики или камешки; в позднюю эпоху были известны золотые и медные бубенцы. Были также панцири черепах, по которым ударяли оленьими рогами. В барабаны били ладонями или пользовались длинной палочкой, на конце которой крепился шарик из каучука.
Среди духовых инструментов известны большие трубы, которые изготовлялись из каких-то непрочных материалов и на конце иногда имели тыкву для усиления резонанса; флейты из тростника, кости или глины, простые и с несколькими отверстиями, из двух или более трубочек.
Пение с музыкальным сопровождением или без него, было частью многих религиозных церемоний. До нас дошли песни, хотя и без музыки, солнцу, “черным” дням, богу Кукулькану, катунам и тунам календаря, цветку как символу женского целомудрия и др.
В каждой общине был человек, ах-хольпоп, - главный певец, который обучал музыке и пению; в его обязанности входил уход за музыкальными инструментами, он управлял также пополь-на - общинным домом, в котором давались представления для развлечения народа.
Обычно музыка и пение сопровождались танцами. Наиболее важными на Юкатане считались 4 дня: Кан, Мулук, Иш и Кавак, как дни, отмечавшие начало солнечного года, состоявшего из 365 дней. В зависимости от дня менялся характер танцев и богиня - покровительница этого дня, но сам ритуал заметно не изменялся. Среди танцев, связанных с этими церемониями, были: танец воинов холан окот, в котором участвовали более 800 человек и который длился целый день; танец, исполнительницами которого были старые женщины, танец демона, во время которого сжигали большое количество дров, а затем по углям проходили танцоры; танец, в котором участники неподвижно стояли на высоких ходулях. В месяце Сип охотники отмечали праздник, посвященный их профессии, и танцевали танец окотуиль; танцем также сопровождалось жертвенное расстреливание человека из луков. Была известна танцевальная игра, сопровождавшаяся музыкой, коломче, когда один танцор бросал палки в другого, а тот старался отклонить их также при помощи палки.
Помимо танцевальных представлений ритуального характера существовали и другие, носившие лишь развлекательный характер, хотя, вероятно, они имели определенное этическое значение. Словари ХVII в. дают различные наименования актерам в зависимости от их роли: “благородные”, “кавалеры”, “шуты”, и “маги”. Инсценировались также легенды и древние истории, были и настоящие фарсы, в которых майя блистали остроумием, рассказывая забавные истории. Мирской характер этих комедий подтверждается хрониками, где говорится, что они ставились “для удовольствия народа”.
В общинном доме пополь-на вместе с мастером пения ах-хольпопом трудился театральный “директор” ах-куч-цублаль, который готовил представления и руководил ими.

VII-VIII вв. - время наивысшего расцвета классической цивилизации майя, ее “золотой век”. Правители многочисленных городов-государств ведут успешные боевые действия на западных и южных границах страны. Караваны вездесущих торговцев майя проникают в самые отдаленные уголки Мексики и Центральной Америки, вывозя оттуда зеленый камень нефрит, яркие перья тропических птиц, бобы какао, соль и обсидиан. Бурно развиваются различные ремесла, небывалой высоты достигает искусство. Казалось, ничто не угрожает благополучию этой великой страны.
Но происходит непонятное. К концу IX в. на большей части территории низменных лесных районов майя (Северная Гватемала, Белиз, Южная Мексика) жизнь в городах затухает или вовсе прекращается. Зодчие перестают строить новые храмы и дворцы, скульпторы не возводят больше резных стел и алтарей с календарными датами. Прекращаются научные изыскания. Замирают многолюдные и шумные рынки. Приходят в запустение пышные дворцы.
“На священных алтарях не воскуривался больше душистый копал. На широких площадях умолкло эхо человеческих голосов. Города остались нетронутыми - без следов разрушений или перестроек, как будто их обитатели собирались вскоре вернуться. Но они не вернулись. Города окутало безмолвие... Дворы заросли травой. Лианы и корни деревьев проникли в дверные проемы, разрушая каменные стены пирамид и храмов. За одно лишь столетие заброшенные города майя оказались поглощенными сельвой.”
И действительно, на протяжении каких-нибудь 100-150 лет наиболее густо населенная и развитая в культурном отношении область Нового Света приходит в полный упадок. Этот неожиданный регресс в жизни древних майя доказывается прежде всего тем, что в конце 1-го тысячелетия н.э. в городах Южной Мексики и Северной Гватемалы не велось больше архитектурного строительства и не возводились стелы с датами по эре майя. "Причем в некоторых случаях, - пишет Дж. Э. Томпсон, - эти работы были прекращены столь внезапно, что платформы, созданные для того, чтобы служить фундаментов для каких-то зданий, остались пустыми, а в городе Вашактуне стены самого позднего храма остались недостроенными”.
По подсчетам ученых, на рубеже 9 - 10 вв. население Тикаля составляло не более 10% от прежнего. Примерно такая же картина наблюдалась в 9 в. и в других городах майя - Паленке, Пьедрас-Неграс, Вашактуне, Сейбале.
Таким образом, вряд ли приходиться сомневаться в том, что индейцев майя , живущих в низменных лесных областях Южной Мексики и Северной Гватемалы, в конце 1-го тысячелетия н.э. постигла одна из величайших в древности демографических катастроф. По словам некоторых авторитетных исследователей, здесь в течении одного столетия погибло около одного миллиона человек.
Для объяснения этой грандиозной катастрофы выдвигалось множество самых разнообразных гипотез: землетрясения, резкое изменение климата, эпидемии страшных болезней, крах местной системы земледелия, восстания угнетенных низов против правящей верхушки аристократов и жрецов и , наконец, чужеземное нашествие.
Маловероятно, что города майя погибли в результате землетрясений: почти вся обширная зона лесных низменных областей лежит вне пояса активной вулканической деятельности.
Не выдерживает критики и гипотеза о резком сокращении количества дождевых осадков. Геохимические и ботанические исследования в Северной Гватемале показали, что незначительное уменьшение влажности, действительно наблюдавшееся здесь в конце классического периода, не могло серьезно отразиться на развитии культуры майя, а тем более привести ее к гибели.
Версия о повальных эпидемиях малярии и желтой лихорадки, также несостоятельна, т.к. обе указанные болезни не были известны в Новом Свете до прихода европейцев.
Одной из наиболее распространенных была гипотеза об общем упадке майяского земледелия, оказавшегося неспособным обеспечить потребность быстро растущего населения. Ее автором является американский археолог Сильванус Г. Морли. Он считал, что к концу классического периода все запасы земель, годных для обработки, были исчерпаны, а их плодородие полностью истощено длительным применением системы подсечно-огневого земледелия. Однако последующие исследования заставили пересмотреть основные положения и этой гипотезы. Археолог А.В.Киддер (США) установил, что почвы долины реки Мотагуа на западе Гондураса ежегодно обновляются во время паводков и, следовательно, их можно возделывать постоянно. Такая же картина наблюдается и в долинах других крупных рек - Усумасинты, Канделярии, Улуа и др. Кроме того, хорошо известно, что у древних майя помимо подсечно-огневого были широко распространены и другие, более интенсивные способы земледелия: “террасы”, “приподнятые поля”, дренажные и водосборные каналы и т.д.
Значительной популярностью среди специалистов пользуется точка зрения Дж. Эрика Томпсона, объяснявшего гибель классических центров культуры майя внутренними социальными потрясениями - восстаниями угнетенных крестьян-общинников. Он ссылается при этом на факт умышленного уничтожения или порчи изображений персонажей высокого ранга на рельефах и стелах некоторых майяских городов. Однако тщательное рассмотрение этих случаев “вандализма” показало, что они имели место на протяжении всего классического периода, а не только в конце 1-ого тысячелетия.
Наиболее близкой к истине считается гипотеза, объясняющая упадок древних городов майя нашествием чужеземцев. Но и здесь остается много неясного. Большинство ученых считают, что в гибели майяской классической цивилизации повинны народы Центральной Мексики - либо тольтеки, вторгшиеся на Юкатан, согласно сообщениям летописей, в конце 10 в., либо теотиуканцы, вторжения которых начались в еще более раннее время (VII в.).  некоторые исследователи связывают эту вторую волну чужеземного нашествия на земли майя с племенами пипиль. Этническая и культурная принадлежность которых до конца еще не установлена. Во всяком случае в их культуре явственно различимы традиции поздней теотиуканской и тотонакской культур(специфическая оранжевая керамика, терракотовые фигурки, каменные резные предметы культового назначения - “ярмо” и “топор”). И кроме того, мы знаем, что перед вторжением в зону майя пипиль жили на побережье Мексиканского залива (Веракрус, Табаско).
Экспансия пипиль на территорию майя происходила с 800 по 950 г. н.э. по двум основным направлениям: вдоль реки Усумасинты и ее притокам - на юго-восток (Паленке, Сейбаль, Алтар-де-Сакрифисьос) и по побережью Мексиканского залива - к городам Юкатана.
И все же причины гибели классической цивилизации майя до сих пор остаются величайшей загадкой.
Даже гипотеза о нашествии воинственных пипиль не до конца согласуется с известными фактами. Дело в том, что если на северо-западе майяской территории, например в Паленке и Сейбале, последнии дни в жизни этих городов действительно совподают с широким распространением инородного комплекса изящной оранжевой керамики, то дальше к югу, в Петене, такая керамика появлиется лишь вслед за упадком майяских столиц, и представлена она довольно малочисленными образцами. Таким образом, не исключено, что появление здесь носителей оранжевой посуды явилось не причиной, а результатом упадка майяских городов в конце 1-ого тысячелетия н.э.  именно поэтому многие ученые высказывают предположение, что гибель классической культуры майя произошла в результате воздействия не одного, а нескольких взаимосвязанных факторов экономического (перенаселение, упадок земледелия, торговли) и социального (войны, нашествия извне, восстания) порядка.



ЭКВАДОР СЕГОДНЯ


~ КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ~

  • Остров Самоневезения
    Весь пропитан вирусом, абсолютно весь, Осторов кипарисовый в океане есть, Осторов ... Читать далее
     
  • Цезарь
    Если в статье имели ввиду Партию Социал-Христиан скую, откуда были Камило Понце Энрикес ... Читать далее
     
  • Andrey
    theworlds50best.com/.../1-50 (https://www.theworlds50best.com/list/1-50) Почему-то не ... Читать далее

Новости из России

© 2009-2021 Эквадор сегодня™ | Ribbek news agency | Ecuador-Quito